Проповеди

Христиане комфорта

Архимандрит Андрей (Конанос)К сожалению, сегодня мы, люди, заняты только своим «я» и превозносим его, но когда мы поймем, что не наше «я», а Христос – это всё, тогда рады будем превозносить Господа.

Надо говорить: «Слава Тебе, Боже!» – а не молиться всё время только о своих проблемах, надо просто прославлять Бога. Не занимайся же постоянно собой, своими проблемами. Ты не самое главное в жизни, и вопросы, занимающие тебя, тоже не самые важные во вселенной. Христос – это всё. Пройдет еще немного времени, и мы уйдем из этой жизни. Пройдет всё на свете, а Господь пребудет. Он существует всегда и будет прославляться вовеки. Ему будут служить миллионы людей.

Поэтому пойми, осознай уже сейчас эту реальность и начни делать то, что будут делать все. Выкинь свое «я», не жалей о нем. Старец Паисий говорит об этом замечательно:

– Выкинь свое «я», не жалей о нем! И если выкинешь его, знаешь, где его найдешь? В объятиях Бога!

Но сначала надо отвергнуть свое «я», не баловать его и не заботиться о нем на нездоровый манер, с чрезмерным комфортом для себя. Утруди себя немного и занимайся своим Богом. Пусть Он будет твоей радостью. Ты и представить себе не можешь, как будешь счастлив, когда перестанешь заниматься своими проблемами. Твоей проблемой да будет одно – прославлять Христа. Он да будет твоим вопросом и твоей темой.

Если бы мы могли увидеть ум ангела – о чем он думает, какими проблемами занимается… Да никакими! Он служит Богу, прославляет Его и радуется! Это переживем и мы когда-нибудь – а сейчас, естественно, мы далеки от этого состояния, потому что у нас кругом проблемы и заботы, семья, дети, болезни и прочее.

В нашей жизни много такого, что нас рассеивает, но, невзирая на всё, и в этих условиях мы можем подвизаться и достигнуть подлинного славословия Христа. Он может быть прославлен и самим трудом, который ты прикладываешь, и борьбой, которую ведешь, когда делаешь для Него всё, ради Него утомляешь себя, подвизаешься и трудишься.

Всё, что мы делаем, должно быть для Христа, а для кого же еще? Не делай этого ради другого человека, потому что он ничего тебе не может дать, вкладывай свои деньги в небесный банк, где проценты самые высокие. Так говорят святые. Трудись для Господа, чтобы тебе воздал Он и ты бы насытился, а не угождай своим страстям, которые доставят тебе много несчастий. А от Христа ты получишь изобильное счастье и радость, внутреннее удовлетворение и покой.

Чтобы достигнуть этого, надо что-нибудь сделать, проснуться, начать подвизаться и бороться. Восстанем же из летаргии, очнемся от зимней спячки, в которую погрузились. Как говорили в одном старом греческом фильме: «Проснись, умойся, причешись и приведи себя в порядок».

Если бы мы могли слышать ангела, бдящего над нами, как он по много раз говорит нам:

– Встань, дитя мое! Открой глаза и оживи! Ну давай же, уже рассвело! Разве ты не видишь Христа, что же ты дремлешь? Умойся и иди!

И вот ты идешь в церковь, принимаешь крещение, начинаешь прозревать, но потом мы снова совершаем грехи, рассеиваемся среди попечений мира сего и забываемся. Нас снова одолевает дремота, и мы опять начинаем храпеть. Спишь ты и не понимаешь того, что с тобой происходит. Ангел опять говорит тебе:

– Проснись и умойся…

А ты отвечаешь, что у тебя сейчас нет воды.

– Тогда поплачь, покайся, полей немножко цветок, который сидит в тебе и уже начинает вянуть.

Некоторые люди спрашивают: «Что мне делать?» Я не скажу тебе, чтобы ты делал что-то определенное или взялся совершать великие подвиги отцов, потому что если ты только услышишь о них, то у тебя закружится голова и ты на самом деле сойдешь с ума. У меня тоже кружится голова, когда я об этом читаю.

Вот сидишь ты, слушаешь о подвигах святых и в то же время слышишь также шум работающего холодильника, и это придает тебе психологическую уверенность. Ведь он же полон всякого добра! Так что сегодня мы уже не будем заниматься этой страшной аскезой, которой занимались подвижники… А поедим сейчас как следует!
А святые не проповедовали, они голодали Христа ради. О старце Тихоне (духовнике старца Паисия) говорят, что он был большой постник. Многим в своей жизни прославлял он Христа. Так, за дверью у него висела на гвозде рыбья кость, и он по большим праздникам опускал ее в кастрюлю с водой, как мы опускаем в кипяток пакетики с чаем. Отец Тихон наполнял кастрюлю водой, клал туда немного риса, лука и лимона, погружал эту кость и говорил:

– Слава Богу, вот мы и наелись, поели рыбного супа.

А мы, когда ведем борьбу, задаемся вопросом: а воздаст ли нам Бог за наши усилия?

Когда жена видит мужа, с другого конца земли везущего ей цветы в подарок, разве она не растрогается, разве не скажет: «Дай я тебя расцелую! Сколько же ты мучился ради меня!»? А муж отвечает: «Что бы я ни сделал, этого всё равно будет недостаточно. Хоть на край света пойду ради тебя, этого тоже будет мало. Ты заслуживаешь большего! Я так тебя люблю, что готов сделать для тебя всё…»

Вот таковы и отношения святых с Богом. Ради их подвигов Бог дарит им Свои объятия. Как жена мужу, так и Господь говорит этой душе:

– Иди, дай Мне обнять тебя, позволь Мне подать тебе Свои дары и благодать.

Ты молишься и подвизаешься, и Господь говорит:

– Ты Меня увидишь!

Ты спрашиваешь:

– Но как же это будет?

– А как этому не быть? Ты ради Меня завариваешь рыбью кость и считаешь ее едой, столько всего ради Меня делаешь, – Я ли не буду благодарен тебе и не выкажу Свою любовь? Я ведь великодушнее и богаче тебя! Это невозможно, чтобы ты что-нибудь делал ради Меня, а Я бы тебе не ответил.

Бог трогается, видя души, делающие что-нибудь ради Него. Тогда как мы, неправильно воспринимающие всё, думаем, будто подвизаться – это что-то мучительное. И говорим себе: «Ну зачем мне поститься, зачем вообще делать что-нибудь?» Да не делай ничего, если не хочешь, просто Бог видит тебя и скорбит.

Это как если бы жена услышала, что муж говорит про себя: «Ну куда мне сейчас идти искать для нее цветы и нести ей!..»

Жена говорит себе: «Да лучше вообще ничего мне не неси! Не могу я слышать такого оскорбления, что я так мало для тебя значу».

Это случается и в наших отношениях с Богом – мы должны быть преисполненными любви, а не отбывать какую-то повинность: «Надо поститься». Что значит «надо»? Если у тебя нет такого чувства, что ты делаешь это ради кого-то, тем более ради Христа, то зачем нам тогда поститься? Тогда надо есть. Будем есть, наслаждаться, чтобы треснуть от еды! Будем приятно проводить время. Если Христа не существует, то зачем нам поститься – чтобы говорить, будто мы обладаем самоконтролем? Как акробат, у всех на виду идущий по натянутому канату, и нам так же хвалиться, что умеем контролировать свою волю? Но есть ли в этом какой-нибудь смысл?
Пост – это способ, каким мы связываем себя с Тем, Кого любим, со Христом. Но поскольку мы забываем об этом, то опускаемся до уровня исполнения долга и говорим, что наши христианские обязанности – это то-то, то-то и то-то. И когда это слышит какой-нибудь ребенок или молодой человек, то он говорит себе: «Да оставьте вы меня в покое с вашими обязанностями!» А что это такое? Это нормальная реакция на неправильное воспитание или учение. Мы же, напротив, должны показать, что существует Христос, для Которого мы делаем всё. Ты прежде всего полюби Его, а потом увидишь, что эта борьба станет для тебя легкой.

Это всё равно как если я скажу тебе, чтобы ты совершал какие-нибудь подвиги ради девушки, которую ты вообще не знаешь. Ты совершенно справедливо спросишь меня:

– А зачем мне что-нибудь делать ради того, кого я не знаю?

Но когда вопрос встает не о какой-нибудь незнакомой девушке, а именно о той, на которой ты хочешь жениться, или о твоей супруге, твоей любви, тогда всё кардинально меняется – тебе всё кажется таким легким и естественным. И ты уже воспринимаешь это как само собой разумеющееся и должное – прилагать труд и чем-то жертвовать.

Так было и со старцем Тихоном, который, когда служил, видел ангелов, и служба его сильно затягивалась, потому что он переносился в небесное пространство. А другой подвижник почил, и у него в келье всего-то и нашлось, что несколько мелких вещиц да кувшин, в котором у него хранилась вода. Еще в ящичке стола нашли 50 драхм, которые кто-то оставил ему на помин души. И как ему их оставили, так их и нашли после его смерти – он к ним вообще не прикоснулся, хотя жил крайне бедно, питался одними сухарями. Это было всем его имуществом.

Вот это и есть аскетическая жизнь, вот эти люди и попадут в рай. Но мы с тобой ведь тоже уповаем попасть к ним. Только как же мы уместимся рядом с ними? И какой стыд испытаем в раю в соседстве с ними, в присутствии этих святых людей, которые так подвизались?

А когда умрем мы, что найдут после нас дома? Еду, которой хватило бы на то, чтобы накормить целый город? Не говоря уже о наших вещах, одежде и всем прочем… У нас ведь просто нет недостатка ни в чем. Мы – христиане последних времен, христиане комфорта.

Когда рукополагали во священство старцев Ефрема Аризонского и Харалампия, их настоятель, старец Иосиф Исихаст, сказал им, чтобы они, как только служба кончится и священник произнесет: «Молитвами святых отец наших…» – сразу же шли в свою каливу. Чтобы не оставались в храме. Услышав это, старец Арсений спросил у старца Иосифа, как же он собирается выгонять тех, кто сегодня рукополагается, и кто после службы останется принимать поздравления?

– Ничего страшного! Мы останемся принимать поздравления. А им довольно Божией благодати, не надо им сейчас слушать еще и похвал.

Сразу же после рукоположения он выгнал их, чтобы они не слышали похвал и хороших слов в свой адрес! Так он отсекал у них эгоизм, как садовник подстригает растение, чтобы оно становилось лучше. Не выдергивает его с корнем, а удаляет то, что следует, только лишнее. А мы раздражаемся, когда нас не хвалят, когда мы не слышим: «Молодец!» Кто-нибудь тебя поздравляет, не заглянув тебе в глаза, и ты уже: «А, он не придал мне должного значения, он меня не ценит и не уважает!»

Один паломник как-то отправился пешком из скита святой Анны в монастырь святого Павла. Шла зима, был снег, и ему захотелось войти куда-нибудь погреться, попить воды или чаю. Постучался он в одну дверь неподалеку от Нового Скита. Вошел к подвижнику, а тот сидит и дрожит. Очаг в келье был, но он не горел. Паломник сказал:

– Отче, я пришел, чтобы согреться и попить чаю. Почему ты, отче, не затопил очаг?

– Дитя мое, здесь, на Святой Горе, мы сегодня чествуем святых сорок мучеников Севастийских, брошенных в ледяное озеро. Как же я могу затопить печку? Нет, так не пойдет!

Монах стоял и дрожал, чтобы соучаствовать в боли, которую испытывали святые. То есть он не чествовал мучеников теоретически, наевшись и напившись, ему хотелось понести частичку их подвига.

Что же это означает для нас? Вот, сегодня мы тоже чествуем мученика. И ты, когда ребенок вернется из школы и скажет тебе что-нибудь, что тебя огорчает, вспомни о мученике и прояви терпение. Я не говорю, чтобы ты отключал отопление. Соучастие в подвиге выражается и так – в твоей совести. Ты говоришь себе: «Меня обидели, но это ничего. Ребенок сказал мне резкие слова, но я проглочу их, с любовью вложу их в свое сердце, проявлю терпение и не допущу, чтобы началась ссора».

Дары Божии приходят не иначе, как через труд. Каждый человек проходит через какие-то испытания, от нас требуется принимать их смиренно, зная, что они приходят от Бога. Господь посылает нам необходимые для нас духовные упражнения. Когда мы сами их не выполняем, Христос посылает соответствующие события в нашу жизнь. Но мы можем предотвратить эти события, предаваясь аскезе, говоря: «Господи, не посылай мне ничего тяжелого, того, чего я не смогу понести! Я сам подвергну себя трудам, посту, не буду осуждать».

Если же ты решишь ничего не делать, Господь пошлет тебе соответствующие условия, чтобы ты подвизался. Бог не оставит тебя просто так, чтобы истекало твое время и ты терял бы его бесцельно и без пользы. Он задаст тебе тогда какое-нибудь духовное упражнение, которое придется выполнять в соответствующей ситуации, чтобы почва твоей души обрабатывалась. Не правда ли? И ты будешь подвизаться, сам того не желая, – ты просто не сможешь этого избежать. Потому что без борьбы эгоизм исчезнуть не может.

Архимандрит Андрей (Конанос)
19 июня 2017 г.
Источник: pravoslavie.ru